Arms
 
развернуть
 
603950, г. Нижний Новгород, ул. Космонавта Комарова, д. 10 А
Тел.: (831) 251-08-46
leninsky.nnov@sudrf.ru
схема проезда
603950, г. Нижний Новгород, ул. Космонавта Комарова, д. 10 АТел.: (831) 251-08-46leninsky.nnov@sudrf.ru


Ссылки для быстрого перехода:




ДОКУМЕНТЫ СУДА
Приговор от 01.06.07г. в отношении П. по ст.111 ч.4, ст.112 ч.1 УК РФ

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

                г. Н Новгород                                                                    __1 июня__2009 г.

Судья Ленинского районного суда г.Н Новгорода Андреев Е.В.

с участием  государственного обвинителя прокуратуры Ленинского района г.Н Новгорода  Л.

подсудимого П, *** года рождения, урож: г. Ужгород, проживающего: ***, не женатого, не работающего, не судимого

защитника  О.,  представившего удостоверение №*** и ордер №***

потерпевшей М.

при секретаре Е.

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело №1-262 в отношении П., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.111 ч.4, ст.112 ч.1 УК РФ

У с т а н о в и л:

П. совершил преступления при следующих обстоятельствах: *** года в период времени с 18 часов 30 минут до 20 часов П находился по адресу: г. Н. Новгород ул. Шлиссельбургская д. * кв. * совместно со своей женой П. Между П-ым и П-ой, находившимися в состоянии алкогольного опьянения, произошла ссора, в ходе которой Парфенов с целью причинения вреда здоровью П-ой, нанес ей умышленно несколько ударов руками по телу в область груди, причинив П-ой телесные повреждения в виде непрямых переломов 4-го ребра справа по средней подмышечной линии и 5, 6-го ребер справа по передней подмышечной линии, с кровоизлияниями в прилежащие мягкие ткани проекции ребер со слабыми инфильтративно-пролиферативными изменениями, повлекшие причинение средней тяжести вреда здоровью Парфеновой по признаку длительного расстройства.

Кроме того, ***года около 19 часов П-в находился по адресу: г. Н. Новгород, ул. Шлиссельбургская д. * кв. * совместно со своей женой П-ой. Между П-ым и П-ой, находившимися в состоянии алкогольного опьянения, произошла ссора, в ходе которой П-в с целью причинения тяжкого вреда здоровью П-ой, нанес ей умышленно не менее 2 ударов руками по голове П-ой, в область левого уха и по лицу. После этого, продолжая реализовывать свой преступный умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, П-в умышленно толкнул П-ву рукой, от чего она упала на пол. В результате преступных действий П-в, причинил П-ой  телесные повреждения в виде тупой черепно-мозговой травмы в виде субарахноидального (под мягкие мозговые оболочки) кровоизлияния в лобной области правого полушария головного мозга, кровоизлияния под оболочку мозжечка сверху по центру, кровоизлияния в желудочки головного мозга; кровоподтеков (2) верхнего века левого глаза и лба слева, кровоизлияний в мягкие ткани (2) лобной области слева и теменной области по срединной линии, отека головного мозга; кровоизлияний в мягких мозговых оболочках коры больших полушарий и мозжечка со слабыми пролиферативными изменениями, кровоизлияний в мягкие ткани лба и темени со слабыми инфильтративно-пролиферативными изменениями, выраженного отека головного мозга, которые в своей совокупности вызвали причинение тяжкого вреда здоровью, по признаку опасности для жизни. Смерть П-ой наступила от закрытой тупой черепно-мозговой травмы ***г.  в квартире по адресу: г. Н. Новгород ул. Шлиссельбургская д. * кв. *. Между черепно-мозговой травмой,  полученной в результате преступных действий П-ва и наступлением смерти П-ой, имеется прямая причинная связь.

   Подсудимый П-в., допрошенный в ходе судебного заседания, виновным себя в совершении преступления, предусмотренного ст.111 ч.4 УК РФ не признал,  в совершении преступления, предусмотренного ст.112 ч.1 УК РФ  признал полностью,  и пояснил, что*** года вечером он  пришел домой с работы, был выпивши, увидел, что П-ва находится в сильной степени алкогольного опьянения.  У них произошла ссора, и он четыре раза ударил ее рукой в область груди. Затем пошел спать. *** года вечером он пришел домой, стал стучать в дверь своей квартиры. Дверь ему открыла П-ва, которая опять была в состоянии опьянения. Его это разозлило, и он сразу нанес ей удар локтем правой руки в область левого уха. Затем он нанес П-ой удар ладонью по лицу. После чего, толкнул руками П-ву в спальню квартиры,  она пролетела мимо кровати и упала на пол рядом с кроватью. Ударялась ли она головой, он не видел. Затем он пошел спать. Ночью он проснулся от шума. Увидел, что на полу в спальне, рядом с кроватью между шифоньером и тумбочкой швейной машины, лежит П-ва. Он  увидел, что у нее была рассечена левая бровь. Из раны текла кровь. Он перенес ее в зал, остановил кровь и положил на кровать. Затем взял тряпку и убрал кровь с пола. Утром 11.02.2009 года он пошел на работу, П-ва была жива, он оставил ей сигарет. Вечером он вместе с Б. пришли к нему домой. П-ва лежала в зале на диване, она спала. Они не стали ее будить. Затем вместе с Б. перенесли ее в спальню. После чего он лег в спальне с женой, а Б. в зале. Он проснулся от шума и увидел, что П-ва упала с кровати на пол лицом вниз. Он поднял и положил ее на кровать. Затем в спальню зашел Баранов, они стали курить. Через некоторое время он обратил внимание, что П-ва не дышит, стал смотреть пульс. Понял, что она умерла. Считает, что она не могла умереть от его ударов и его толчка. Считает, что она сама падала и причинила себе сама смертельные ранения головы.

Виновность П-ва в вышеуказанных преступлениях несмотря на не признание им вины по ст.111 ч.4 УК РФ и полным признанием вины по ст.112 ч.1 УК РФ, подтверждается  показаниями потерпевшей, свидетелей и доказательствами, имеющимися в материалах дела.

Доказательства, подтверждающие обвинение П-ва по факту умышленного причинения среднего вреда здоровью П-ой А.А. 8.02.2009 г. и по факту умышленного причинения тяжкого вреда здоровью П-ой А.А. 10.02.2009 г., повлекших ее смерть.

Потерпевшая М. показала суду, что П-ва  является ее  двоюродной сестрой, она проживала совместно с мужем П-ым. С П-ыми она общалась редко, они оба злоупотребляли спиртными напитками. Последний раз она была у них  в гостях в октябре 2008 г. Когда она приезжала в гости к П-ой, то постоянно видела ее с синяками и со следами побоев на лице. О том, что ее избивает муж, она ей не говорила. 12.02.2009 г. утром ей на домашний телефон позвонил П-в, который находился в состоянии алкогольного опьянения и сказал ей, что П-ва умерла. Что случилось, он ей не объяснял. После этого она поехала домой к П-ой, приехав, она увидела в квартире сотрудников милиции, а также М.В. и М.А. В спальне квартиры, увидела, что на кровати лежит П-ва, без одежды, она была мертва,  на ее лице и теле были видны следы побоев. Также на лице П-ой  была  рассечена левая бровь. П-ва в квартире не было.

Свидетель  П. показала суду, что П-ов ее сын. Он проживал с женой П-ой.  Она часто созванивалась с ними и интересовалась, как они живут. Они всегда говорили ей, что у них все нормально. 12.02.2009 г. около 5 часов находилась у себя дома ей на домашний телефон позвонил сын и сказал, что П-ва умерла, а также попросил, чтобы она выслала ему деньги на похороны. Больше П-в ничего ей не пояснил.  Она выслала деньги и  17.02.2009 г. позвонила соседке П-ой и та сказала ей, что П-ва арестовали. Сын ей рассказывал, что несколько раз ударил П-у.

Свидетель Б. показал суду, что П-в является его другом. 11.02.2009 г. в течении дня вместе с П-ым находились на Сормовском кладбище, где работали.  Вечером после работы вместе с П-ым распивали спиртное на кладбище, после чего, около 17 часов 30 минут поехали в гости к П-ву.  Около 19 часов он вместе с П-ым приехали к тому домой. В квартире, он увидел, что П-ва лежит на диване в зале квартиры и спит. П-в подошел к ней и попытался ее разбудить, чтобы она ушла спать в спальню, но  П-ва не проснулась. После чего он вместе с П-ым  на кухне  поужинали. Затем они вместе с П-ым отнесли П-у в спальню квартиры, где положили на кровать.  Она спала и храпела. После этого лег спать на кровать в зале квартиры, а П-в лег в спальне вместе с женой. 12.02.2009 г. ночью он проснулся от шума в спальне. Когда зашел в спальню, то увидел, что П-ва лежит на полу, как она упала он не видел. Затем П-в поднял ее и положил обратно на кровать. После этого они стали курить с П-ым в спальне. Через некоторое время П-в дотронулся рукой до П-ой  и сказал ему, что она не дышит. П-в пощупал пульс, послушал сердце и сказал ему, что пульса нет. После этого П-в стал делать жене искусственное дыхание и массаж сердца. Но П-ва была мертва. В его присутствии П-в никогда не избивал П-ву. Со слов П-ва ему известно, что П-ва  злоупотребляла спиртным.

Свидетель М. показал суду, что давно знает П-х, являлся другом их семьи. 12.02.2009 г. ему на сотовый телефон позвонил М., и сказал, что к нему пришел П-в, который находился в сильной степени алкогольного опьянения и рассказал, что П-ва умерла. После этого они с М. приехали в квартиру П-ой. Зайдя в квартиру, он увидел, что на кровати в спальне лежит П-ва, она была мертва, была без одежды. На лице у П-ой были многочисленные кровоподтеки. Над левой бровью у нее был  свежий шрам. Он спросил П-ва, что случилось. Последний пояснил ему, что 11.02.2009 г. они сильно выпивали, после чего П-ова зашла в комнату, споткнулась, упала и ударилась головой об швейную машинку. На вопрос где кровь, П-в ответил ему, что пол он вытер тряпкой. После этого он позвонил в УВД по Ленинскому району и сообщил о случившемся. Последний раз он  видел П-ву 22.01.2009 г., когда приезжал к ней домой и привозил продукты питания. Когда он приехал к П-ой, дома кроме нее находился ранее ему незнакомый парень по имени Андрей, который работает могильщиком на кладбище, а также П-ов, они все были пьяны. Он увидел на лице П-ой следы побоев. Со слов П-ой он знает, что на протяжении всего времени, что П-ва  проживала с П-ым, последний постоянно избивал ее. Она рассказывала ему, что П-ов  часто бил ее по лицу и телу, а также угрожал убийством.  Летом 2008  г. к нему на работу приехала П-ва и стала жаловаться на П-ва, который угрожал ей убийством.

Свидетель М. дал суду аналогичные М. показания, добавив, что П-ва сама споткнулась, упала, при этом ударилась головой об швейную машинку. Когда он остался наедине с П-ым, тот рассказал ему, что накануне вечером он пытался уложить жену спать, после чего, толкнул ее на кровать, однако П-ва пролетела мимо кровати и упала на пол, ударившись головой о тумбочку швейной машины.

Кроме того, виновность П-ва подтверждается следующими доказательствами:

- протоколами осмотра места происшествия от 12.02.2009 г. с фототаблицей, в ходе которых осмотрена кв. *, расположенная в д. * по ул. Шлиссельбургская Ленинского района г. Н. Новгорода. В ходе осмотра был обнаружен труп П-й, с признаками насильственной смерти. (л.д. 21-22, 23-54);

- заключением эксперта № 163 от 03.03.2009 г., согласно которому у П-й обнаружены телесные повреждения: непрямые переломы 4-го ребра справа по средней подмышечной линии и 5, 6-го ребер справа по передней подмышечной  линии, с кровоизлияниями в прилежащие мягкие ткани проекции ребер со слабыми инфильтративно-пролиферативными изменениями, ориентировочной давностью развития несколько суток. Переломы ребер вызвали причинение средней тяжести вреда здоровью по признаку его длительного расстройства (по отношению к живым лицам), возникли от действия тупого (-ых) предмета (-ов), могли образоваться за несколько суток от ударов тупым (-ми) твердым (-ми) предметом (-ми). (л.д. 115-124).

- заключение эксперта № 163 от 03.03.2009 г., согласно которому смерть П-ой наступила от закрытой тупой черепно-мозговой травмы в виде субарахноидального (под мягкие мозговые оболочки) кровоизлияния в лобной области правого полушария головного мозга, кровоизлияния под оболочку мозжечка сверху по центру, кровоизлияния в желудочки головного мозга; кровоподтеков (2) верхнего века левого глаза и лба слева, кровоизлияний в мягкие ткани (2) лобной области слева и теменной области по срединной линии, отека головного мозга; кровоизлияний в мягких мозговых оболочках коры больших полушарий и мозжечка со слабыми пролиферативными изменениями, кровоизлияний в мягкие ткани лба и темени со слабыми инфильтративно-пролиферативными изменениями, ориентировочной давностью развития несколько суток, выраженного отека головного мозга. Черепно-мозговая травма, с входящими в ее комплекс повреждениями, вызвала причинение тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни, возникла от действия тупого (-ых) предмета (-ов), могли образоваться  от ударов тупым (-ми) твердым (-ми) предметом (-ми). Между черепно-мозговой травмой и смертью имеется причинная связь. Смерть П-ой  наступила в пределах 12-15 часов до момента фиксации трупных явлений на месте ее обнаружения (14:00 часов 12.02.2009 г.). Учитывая характер и локализацию повреждений на трупе П-ой, можно предположить, что она «во время причинения телесных повреждений» могла находиться различной поверхностью тела по отношению к нападавшему. Судебно-химической экспертизой в крови и моче трупа найдено по 0,3% (следы) этилового спирта. Принимая во внимание количество и характер повреждений на трупе П-ой, можно предполагать, что ей было причинено не менее 24 травматических воздействий. (л.д. 115-124).

- заключением эксперта № 186 от 18.03.2009 г., согласно которому П-в, 1972 г. р. каким-либо психическим расстройством не страдает и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В момент инкриминируемого ему деяния в каком-либо временном расстройстве психической деятельности он не находился, и мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, (л.д. 129-130).

- протоколом выемки предметов от 27.02.2009 г., согласно которому в помещении Автозаводского ОБСМЭ были изъяты образцы крови, волос, срезы ногтевых пластин трупа П-й. (л.д. 103);

- протоколом получения образцов для сравнительного исследования от 20.03.2009 г., согласно которому у обвиняемого П-ва были получены образцы крови. (л.д. 108).

- заключением эксперта № 157 от 02.04.2009 г., согласно которому кровь потерпевшей П-ой и обвиняемого П-ва относится к группе Аβ. В подногтевом содержимом рук П-ой обнаружены клетки поверхностных слоев кожи, а в подногтевом содержимом ее правой руки – еще и кровь человека, половая принадлежность которых не определена ввиду отсутствия клеточных ядер и лейкоцитов в изученных следах. При определении групповой принадлежности в крови и клетках выявлен антиген А, что не исключает происхождение их от лица (лиц) группы Аβ, в частности от П-ой и (или) П-ва  (л.д. 135-136).

- заключением эксперта № 250 от 07.04.2009 г., согласно которому группа крови трупа П-ой – Аβ. В смыве с пола и на тряпке, изъятых с места происшествия, найдена кровь человека группы Аβ, происхождение которой от потерпевшей П-ой не исключается. (л.д. 141-146).

- протоколом осмотра предметов от 27.02.2009 г., согласно которому были осмотрены и признаны вещественными доказательствами тряпка со следами бурого цвета, смыв вещества бурого цвета и контрольный смыв, образцы крови, волос и срезы ногтевых пластин трупа П-ой (л.д. 104-106).

Находя вину подсудимого П-ва полностью доказанной совокупностью перечисленных  и исследованных в судебном заседании доказательств, которые суд признает допустимыми, достоверными и достаточными доказательствами, и квалифицирует его действия по ст. 111 ч.4  УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшего и по ст.112 ч.1 УК РФ как умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в статье 111 УК РФ.

Доводы П-ва о том, что от его ударов П-ой не могла наступить ее смерть, она сама падала и могла получить смертельные ранения, суд находит несостоятельными. Оснований не доверять показаниям свидетеля М. о том, что сам П-в ему рассказывал о том, что именно от того, что П-в толкнул П-у, она упала и ударилась головой, у суда нет никаких оснований.  Сам П-в не отрицает, что наносил удар в голову потерпевшей локтем, затем рукой удары по лицу, затем толкнул П-у, и она упала всем телом на пол. Указанные обстоятельства объективно нашли свое подтверждение в судебно-медицинской экспертизе по локализации, количеству, имеющихся у Парфеновой телесных повреждений. Именно черепно-мозговая травма, с входящими в ее комплекс повреждениями, явилась причиной смерти П-ой. Между ней и наступлением смерти имеется прямая причинная связь. Показания П-ва как в ходе предварительного, так и судебного следствия, о том, что П-ва, будучи сильно пьяной, сама падала и могла получить смертельные ранения головы, суд считает недостоверным доказательством. Исходя из заключения химической экспертизы П-ва не находилась в состоянии сильного алкогольного опьянения, в ее крове и моче обнаружено менее 0,3 промилей (следы) этилового спирта. Кроме того, в ходе предварительного следствия П-в в присутствии защитника полностью признавал себя виновным по ст.111 ч.4 УК РФ, что нашло свое отражение в протоколах его допроса от 13.02.2009 года, 3.04.2009 года (л.д.94-95, 153-161).

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного и данные о личности подсудимого.

Исходя из заключения психиатрической экспертизы, П-в каким-либо психическим расстройством не страдает, может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, исходя из поведения П-ва, как  на следствии, так и в суде, его поведения в ходе совершения преступления, суд считает его вменяемым в отношении содеянного и подлежащим уголовной ответственности.

П-ов совершил особо тяжкое преступление,  характеризуется удовлетворительно.

Учитывая тяжесть содеянного, конкретные обстоятельства по делу, суд с учетом всей совокупности обстоятельств пришел к выводу, что исправление и перевоспитание подсудимого возможно лишь в условиях изоляции от общества и не находит оснований для применения ст.ст.64, 73 УК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.307-309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать П. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 111 ч.4  УК РФ и назначить ему наказание сроком на девять лет лишения свободы.

Его же признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 112 ч.1  УК РФ и назначить ему наказание сроком на один год лишения свободы.

В соответствии со ст.69 ч.3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить П-ву наказание сроком на 9 (девять) лет  6 (шесть) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения  П-ву до вступления приговора в законную силу оставить прежней - содержание под стражей, по вступлении – отменить.

Срок отбытия наказания П-ву исчислять с 13.02.2009 года.

Вещественные доказательства – тряпка со следами бурого цвета, смыв вещества бурого цвета и контрольный смыв, образцы волос, срезы ногтевых пластин трупа П-ой, образы крови обвиняемого П-ва – уничтожить.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Нижегородский областной суд в течении 10 суток со дня провозглашения, а осужденным, содержавшимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Судья: подпись.

Копия верна. Судья:

Приговор не вступил в законную силу. Судья:

 

 

опубликовано 25.03.2010 09:57 (МСК)